ГЛАВНАЯГАЛЕРЕЯСТАТЬИИСТОРИЯ ФОТОГРАФИИССЫЛКИО САЙТЕГОСТЕВАЯ КНИГАEnglish


2011

22 апреля 1917 года
родился выдающийся мастер отечественной фотографии
Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер


Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер — выдающийся фотохудожник и неутомимый путешественник. Пожалуй, трудно найти место на карте нашей страны, где бы он не побывал. И зачастую это труднодоступные районы, куда редко ступает нога человека. Он снимал в горах Кавказа и пустынях Средней Азии, плыл на байдарках по порожистым рекам Саян и взбирался на камчатские вулканы. Вадим Евгеньевич — альпинист, трижды был чемпионом страны по горнолыжному спорту. В 1939 году он первым спустился на лыжах с вершины Эльбруса. Даже сейчас, когда ему без малого 90 лет, он продолжает заниматься любимыми делами: путешествует, катается на горных лыжах и фотографирует.

***

Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер о фотографии:



  • Фотоаппаратом у нас в роду умели пользоваться все. Когда мне было 8-10 лет, в семье не считали за труд вставить пластинку и кассету и старым деревянным фотоаппаратом снять своих гостей или родню в праздник. Мы заряжали при красном свете пару кассет стеклянными пластинками, ставили аппарат на штатив, накрывались тряпкой, по матовому стеклу строили «кадр» и тут же шли в комнату проявлять тоже при красном свете. Сушили негатив на улице, потом печатали на дневной аристотипной бумаге, потом макали в фиксаж — и готово. После войны я начал снимать «лейкой» — узкоформатной камерой.

  • Живопись и фотография — совершенно разные вещи, хотя есть и точки соприкосновения. Книга, составленная из фотографий, — большая мозаика, выстраивающаяся в результате в некую картину, создающую определенное состояние. Наснимать видов — нет ничего проще. И в то же время сложнее. Я не снимаю Москву, потому что я ее «не вижу», у меня нет к ней собственного отношения. Да и не хочу я ее снимать. А вот в Псков могу ездить сто раз, пока не сниму его так, как мыслю — таким, каким он мне нравится. Или в Новгород, или в Кижи. Решая такие задачи, приближаешь фотографию к ИСКУССТВУ. Тогда в результате, хотя картинка остается плоской, создается некий объем, образ того или иного города. Рамки плоскости раздвигаются, и рождается состояние — то есть то, что делает фотографию пейзажа искусством.

  • Движение надо все-таки снимать камерой более оперативной. Но я снимаю не узкими камерами, а широкими, 6х7 — «Асахи-Пентакс» и «Мамия РБ-67». А все, что можно делать не спеша, делаю старинной большой камерой: ставлю штатив, накрываюсь тряпкой, и, пока не утрясу кадр, от этого места не отстану. Проявляю сам в ванной. Зачем ехать проявлять куда-то через всю Москву, если можно то же самое сделать дома в любое время суток? Я должен всегда знать, в чем я ошибся, если со съемкой что-то не так. Меня научил этому опыт работы с «Правдой». Однажды я снимал Таллиннскую регату. Мой знакомый Тимир Пинегин, легендарная личность, чемпион Олимпийских игр и мира, дал мне катер, чтобы я мог работать в любых условиях — и в шторм, и в волну. Яхты опрокидывались, погода была чудовищная. Я наснимал такого, что мало кому удавалось. Съемку запороли в «Правде». С тех пор все делаю сам.

  • Я до сих пор, если предоставляется возможность, снимаю этих зверей. Альбом «Беловежская пуща» напечатан с цветных фотографий. Разложил картинки по номерам и отправил вместе с текстом в типографию имени Сталина в Минск. Текст вышел на белорусском и под другой фамилией (кому-то нужна была публикация), но деньги мне заплатили сразу. Отношения с сотрудниками Беловежской пущи у меня до сих пор отличные.

  • Никогда и нигде не работал, не служил. Звучит кощунственно, хотя это не значит, что ничего не делал — наоборот. Просто не числился ни в какой редакции и не сидел на одном месте.

  • Нормально и ни одного кадра в течение дня не снять. Совершенно нормально. Дважды я был на Байкале. Не снял ничего. Тупое пустое небо, отражающееся в озере, выгоревшие летом, никакие склоны, — что там снимать, и кому это нужно? Байкал — объект очень интересный и сложный. Чтобы снять его как следует, там надо жить — искать интересные временные состояния ранней весной или поздней осенью. Когда лед начинает рушиться, и шторма гоняют льдины. Чтобы хорошо прочувствовать любой пейзаж, в нем надо жить какое-то время.

  • Моя голубая мечта — сделать здоровенный альбом «Заповедная Россия», куда вошли бы всякие приметные природные места — Камчатка, Урал, заповедники плюс старое русское искусство, которое еще сохранилось. Сейчас я без конца езжу в Псков, где на берегу реки Великой стоит собор Мирожского монастыря и есть возможность снимать с лесов фрески XII века, которые никто никогда не переписывал. Это, пожалуй, единственные в России фрески такой редкой сохранности, невероятно красивые. Высочайший уровень искусства.

 

   21 апреля

23 апреля   


    Гостевая книга

© Высоков Андрей



***


Открылся новый раздел:
Поэзия


***

История Фотографии



***


Карл де Кейзер


Летом 2000 года Карл де Кейзер снимал серию фотографий для книги о российских тюрьмах. «У меня были довольно мрачные представления об этих лагерях», — вспоминал он, — «Я представлял себе все в черно-белом цвете, темные картинки, пытки. Но ...»


»»»



***


Мазахиса Фуказа


Может быть, Мазахиса Фуказа видел в жене скорее фотомодель, чем любимую женщину; она же вспоминала время, проведенное с ним как «удушающую скуку, разбавленную дикими, почти самоубийственными вспышками деятельности». И в 1976 году Йоко ушла от мужа. ...


»»»



***


Петер Баш


Петер Баш стал фотографом не совсем по своей воле. Его родители мечтали, чтобы их сын стал американским актером. Однако сильный немецкий акцент Петера заставил их отказаться от мысли устроить его кинематографическую карьеру — вместо этого молодому человеку купили фотоателье в Нью-Йорке.


»»»



***


Автором статей
(если не указано противное)
является Высоков Андрей

При использовании материалов
сайта обязательны указание
авторства и активная ссылка на
«http://www.photoisland.net/»